Работа вахтой Свежие вакансии


кайеркан фото улиц

2017-10-20 19:35 Название Своим названием Норильск обязан географическому положению недалеко от города НК Роснефть динамично развивающаяся компания, заинтересованная в поиске и




Приходит мужик к врачу, рассказывает: - Доктор, я совсем замучился. Ложусь спать, а мне кажется, что под кроватью кто-то есть. Лезу под кровать, смотрю внимательно и тут чую, что кто-то на моей кровати лежит. Вылезаю из-под кровати, наверху никого нет, ложусь, чувствую - все-таки кто-то есть под кроватью. А когда снова лезу под кровать, мне кажется, что сверху кто-то есть. И так всю ночь. - Да, - говорит врач - это есть такой сложный синдром. Будем вас интенсивно лечить, месяца два-три. Берем мы, правда, дорого, но, скорей всего, вылечим. - Ладно, -говорит мужик, - подумаю. И больше не пришел. Через месяц его врач случайно на улице встречает, спрашивает, как дела. Тот говорит: - А меня сосед за бутылку вылечил. - Это как? - Да выпили мы с ним, он мне и говорит - отпили ты на хрен ножки у кровати.


Пожалуйста - коки - две дорожки, а колы не надо...






Треть Колобка и Чиполлино, Три поросёнка юных лет. Всё посолить, смешать, нажарить Котлет.


Санчасть всегда была для лечтиков выходом в другой мир. Не потусторонний, хотя и такое бывало… В другие миры… Все зависило от расположения звезд и таблицы полетов. Это был или выход в воздушный океан, через предполетный медосмотр - в голубое небо. Или через болезнь и освобождение от службы - в спокойный мир домашних тапочек, телевизора и пива. Минимум на три дня. Кроме того иногда санчасть давала пропуск и в полу-миры. Например, освобождение от строевой или физической подготовки. Ты вроде бы со всеми, на службе, сдаешь контрольную проверку, но только присутствуешь при этом, потому как - оба-на - вот она, справочка-пропуск-освобождение! И трогать меня не моги, гад проверяющий! Я лучше в сторонке постою, покурю, дыхание восстановлю, а то мне переход из столовой до плаца очень-но чижало дался, понял!? … Поэтому с санчастью всегда надо было дружить. В санчасти и у всех ее служащих всегда были исправны телевизоры и радиоприемники. Не было проблем с часами, телефонами, обогревателями и другой бытовой техникой. Все автомобили - с пол-оборота в любой мороз. Лучший стол в летной столовой. Бензин и солярка. Летное обмундирование. Почет и уважение. Про алкоголь я вообще молчу… Тут, конечно, тоже свои правила были. Не попрется же простой прапор к начмеду - майору Арботько - с бутылкой, дай, мол, Иваныч, освобождение от службы на три дня, а то так поясницу схватило, что всю картошку в селе выкопать надо. Все согласно купленным билетам, кто на что учился - прапора к фельдшарам-прапорщикам с самогонкой, младшие офицеры - к хирургу Ахмаду со спиртом, старшие - к начмеду с коньяком. Правда, все равно в конце-концов все справки приходили к начмеду на подпись. Но ворон ворону глаз не ампутирует… И обычно Арботько подписывал справки коллег сразу, читая их лишь из литературного интереса: класно здесь Ахмад залудил! А здесь слабовато, стиль не выдержан, стилистика хромает… А вот это надо запомнить, пригодится! Но все это до особого случая. Особый случай наступал по рекомендации командира полка, обычно перед итоговой проверкой или учениями. И тогда, при появлении очередного просителя-заболевшего, если только он был не при смерти, мог самостоятельно передвигаться и дышал без аппарата искусственного дыхания, начмед, вздыхая, доставал ключи от сейфа. «Я на самом деле болен, товарищ майор! » - просил пощады пришедший, сжимая в кулаке клаптик бумаги с надписью «Нуждается в освобождении…» «А здоровых вообще нет, есть необследованные…» - отвечал майор, открывая сейф. «У меня гайморит! » - с надеждой продолжал проситель. «А у меня гемморой…» - парировал начмед, погружаясь с головой в сейф. «Но у меня справка! » - в отчаянии кричал гайморитчик. «Какая справка? » - с неожиданным интересом говорил Арботько, выныривая из сейфа. «Вот… От фельдшара Непейпиво… Нуждаюсь в освобождении…» «Разве ЭТО справка?! » «Конечно, смотрите, Владимир Иванович, вот печать, вот подпись, все на месте…» «Нет, ЭТО - не справка! Вот ЭТО - справка!!! » - говорил геммороидальный майор и показывал посетителю бумагу, только что вытащенную им из сейфа. Да… Я видел эту бумагу. И скажу вам честно - это действительно была СПРАВКА. Судите сами. Центральный Военный Госпиталь МО СССР Г. Москва СПРАВКА Настоящая справка выдана майору Арботько Владимиру Ивановичу. В результате стационарного обследования в условиях госпиталя было выявлено, что майор Арботько В. И. находится на 14 (четырнадцатом) месяце беременности и нуждается в освобождении от исполнения служебных обязанностей, строевой и физической подготовки сроком на 2 (два) года. Рекомендованый способ передвижения - автотранспорт, максимально допустимый поднимаемый вес - 1 (одна) рюмка. Разрешается переходить улицу на красный свет, посещать женскую баню, заплывать за буйки, стоять под стрелой и бесплатно слушать паровозный гудок. Справка действует на всей территории СССР. Печать Начальник ЦВГ МО СССР дата Генерал-майор Иванов Добавлю, что справка была самой что ни на есть настоящей, с угловым штампом, гербовой печатью и подписью. А секрет получения этой справки Иваныч хранил от всех, хотя мы догадывались, что получил он ее на сборах начмедов в Москве. Но как и какой ценой никто не знал… Сравнив это творение со своим клаптиком, гайморитчик понимал всю бесперпективность своих притязаний и немедленно линял из кабинета начмеда, делая вывод, что от строевой не отвертеться… Увы… В. Х.